775 просмотров

У истоков национальных парков США

Первые национальные парки: Йеллоустоун и Йосемити.(часть 1)
The First National Parks: Yellowstone and Yosemite
Т.В. Алентьева, В.В. Колупаева

/начало статьи — часть 1/ Продолжение — часть 2/ часть 3/ часть 4/ окончание — часть 5/

The article is devoted to study and analysis of the creation of the national park system in the United States. It discusses the history of the creation of the first two national parks – Yosemite and Yellowstone, the authors investigate the contribution of prominent Americans in the implementation of the idea of national parks.

 Лучшей идеей Америки назвал национальные парки известный американский писатель и историк Уоллес Стегнер: «Национальные парки – лучшая из идей, когда-либо приходивших нам в голову. Абсолютно американские, абсолютно демократичные, они отражают нас в наших лучших, а не в худших проявлениях»[1]. Система национальных парков США существенным образом выделяется среди национальных парков всего мира по уникальности объектов, их посещаемости, по тому значению, которое уделяется в этой стране охране рекреационных, природных, культурно-исторических объектов. США имеют богатейший исторический опыт, так как система национальных парков сложилась в этой стране одной из первых в мире. Данная система прочно вошла в сознание американского общества, стала одной из наиболее доходных отраслей экономики туризма, оставаясь при этом предметом национальной гордости, привлекая внимание к разным страницам истории страны. Этот опыт интересен и важен для России, тем не менее в нашей стране проблема возникновения и формирования системы национальных парков не рассматривалась историками-американистами.

Проблема создания природоохраняемых территорий в США стала актуальной со второй половины XIX века в связи с успехами промышленной революции, бурным железнодорожным строительством, быстрым освоением западных земель фермерами (на основе гомстед-акта 1862 г.). В то же время хищническое использование природных ресурсов, спекулятивная распродажа западных земель грозили исчезновением живописных уголков природы, многих видов фауны и флоры. Железнодорожное строительство в 1860-1870-х гг. на Западе привело к почти полному истреблению бизонов и к массовому голоду и вымиранию целых племен коренных жителей страны. Было истреблено почти 40 млн. бизонов. В 1887 г. английский натуралист Уильям Гриб, путешествующий по прериям, отметил: «Повсюду виднелись бизоньи тропы, но живых бизонов не было. Лишь черепа и кости этих благородных животных белели на солнце»[2]. В 1872–1874 гг. в американском Конгрессе даже ставился вопрос о прекращении истребления бизонов, поскольку это наносило существенный вред природе прерий. Невероятно огромное количество разлагающихся туш животных отравляли воздух и почву. В 1874 г. по предложению конгрессмена У. Форта (Иллинойс) нижней палатой был принят закон, запрещавший бесполезное истребление бизонов, после чего его одобрил Сенат. Тем не менее, президент Улисс С. Грант (1822–1885) наложил вето на этот закон[3]. Генерал Ф. Шеридан цинично заявлял, что «…охотники сделали… значительно больше для решения индейского вопроса, чем вся регулярная армия, вместе взятая. Они уничтожают источник пропитания индейцев… ради прочного мира пусть они убивают бизонов, снимают с них шкуры и продают их до тех пор, пока все животные не будут полностью истреблены. Тогда можно будет заполнить ваши прерии веселыми ковбоями со стадами пятнистых коров». Шеридан предлагал даже учредить специальную медаль для охотников, подчеркивая важность истребления бизонов. Полковник Р. Додж прямо говорил: «Смерть каждого бизона – это исчезновение индейцев»[4]. Армии США пришлось вести военные действия, не всегда удачные для американцев, не смотря на их военно-техническое превосходство.

Хозяйственная деятельность людей разрушала природные ландшафты и создавала угрозу экологии.

Продвижение американцев и иммигрантов на неосвоенные просторы Запада способствовало распространению приукрашенных и порой фантастических рассказов о чудесах новых земель. Альфред Рунте в книге «Американский эксперимент. Национальные парки», отмечает, что первым белым человеком, увидевшим необычный край на северо-западе нового континента, явился охотник и торговец пушниной Джон Кольдер[5]. Его рассказы о виденных им чудесах природы показались современникам настолько нереальными, что его просто высмеяли, никто не поверил в его слова.

Однако именно в XIX столетии зарождается новое отношение к природной среде, которое было заложено в философских работах Ральфа Уолдо Эмерсона (1803–1882) и Генри Дэвида Торо (1817–1862). В своей работе «Природа» Эмерсон осуждал бессмысленное и бесхозяйственное уничтожение естественной среды обитания человека: «В наше время человек прилагает к природе лишь половину своих сил… душа его огрубела, и он стал своекорыстным дикарем. Природа для него как навоз; он использует к своей выгоде огонь, ветер, воду… и пар, и уголь, и химическое удобрение… Такое поддержание своей власти побуждает сравнить человека со свергнутым королем»[6]. По его мнению, гармония человека и природы возможны, если душа человека раскроется перед созерцанием красоты окружающего мира. «Царствие человека над природой не придет приметным образом; в том виде, в каком мы его сейчас знаем… осознавая свое могущество, человек испытает удивление не меньшее, чем слепой, когда чувствует, когда к нему постепенно возвращается совершенное зрение»[7].

Не менее важны были идеи Г.Д. Торо, которого многие исследователи называют первым американским экологом. Его книги «Неделя на реках Конкорд и Мерримак», «Уолден, или Жизнь в лесу» были настоящим гимном нетронутой красоте девственной природы. Его книги, несомненно, современны и актуальны, так как они направлены против неудержимого прогресса индустриализма. «Цивилизация улучшает людские жилища, но она не улучшает подобным же образом людей, живущих в них». Американцам XIX века была присуща наивная вера, что технический прогресс облегчит и улучшит их повседневную жизнь. В 1843 г. Торо написал рецензию на книгу утописта Дж. А. Этцлера «Рай для всех людей, где никто не работает, достигнутый при помощи сил природы и машин». Книга представляла собой индустриальную утопию, в которой автор предлагал «сравнять горы, затопить долины, осушить болота, вырыть каналы и построить дороги, по которым можно будет ездить со скоростью тысячи миль в час»[8]. В своей рецензии Торо главное внимание уделил проблеме, которую автор совсем не затрагивал: способно ли осуществление подобной технической утопии сделать людей счастливыми.

Постоянная погоня за прибылью, по его мнению, уничтожает природу, окружающую среду, самих людей. «Фермер пытается решить проблему пропитания, но решает ее по формуле, более сложной, чем сама проблема. Чтобы заработать на шнурки для башмаков, он торгует ­целыми стадами. Он весьма искусно ставит капкан с тон­чайшей пружиной, надеясь добыть себе обеспеченность и независимость, и тут же сам попадает в него ногой»[9]. Стремясь добыть как можно материальных благ для себя, человек бездумно губит природу. «Себялюбие, стяжательство и гнусная привычка, от которой никто из не свободен, – считать землю прежде всего собственностью или средством накопления – уродуют наши пейзажи, унижают земледельческий труд и обрекают фермера на жалкое прозябание. К Природе он относится как грабитель»[10]. Современная цивилизация загоняет человека в порочный круг. Производство только тогда может постоянно расти, когда оно порождает новые, искусственные потребности, удовлетворение которых преподносится человеку рекламой, как неотъемлемая сторона счастья[11]. Торо и Эмерсон в своих произведениях поставили перед американцами важную дилемму: что важнее – хищническое потребительское отношение к природе или уважительное и рачительное.

Сохранения нетронутой природы добивался писатель и политик Джордж Перкинс Марш (1801–1882), считающийся одним из первых американских экологов. В своей книге «Человек и Природа», опубликованной в 1864 г., он осуждал американцев за хищническое отношение к природе и призывал к сохранению еще не тронутых цивилизацией природных ландшафтов. По мнению современников, это произведение оказало существенное влияние на зарождение движения сторонников сохранения природы[12].


 

[1] Bennet Ch.F. Conservation and Management of Natural Resources in the United States. N.Y., 1993. Р. 12.

[2] Моуэт Ф. Конец бизоньей тропы // Вокруг света. 1988. № 7; Isenberg A. The Destruction of the Bison: An Environmental History, 1750-1920. N.Y., 2000.

[3] В 1905 г., когда бизонов оставалось меньше 1 тысячи, было создано Американское общество по спасению бизонов. В Оклахоме, Монтане, Небраске и Дакоте возникли специальные заповедники для сохранения поголовья бизонов. К 1910 г. их количество удвоилось, а к 1920 г. их стало около 9000.

[4] Моуэт Ф. Конец бизоньей тропы // Вокруг света. 1988. № 7.

[5] Runte A. The American Experience. National Parks. Trenton, 2010. P. 38.

[6] Эмерсон Р. Эссе. Торо Г. Уолден, или Жизнь в лесу. М., 1986. С. 63; Эмерсон Р. Нравственная философия. М., 2000. С. 183; Алентьева Т.В. Американская цивилизация в оценке Р.У. Эмерсона // Россия и внешний мир. М., 2000. С. 124–147; Она же. Америка глазами трансценденталистов // Размышления об Америке. Вып. 1. М., 2001. С. 233–264.

[7] Эмерсон Р. Эссе. Торо Г. Уолден, или Жизнь в лесу. С. 66.

[8] См.: Осипова Э.Ф. Генри Торо. Очерк творчества. Л., 1985. С. 37.

[9] Эмерсон Р. Эссе. Торо Г. Уолден, или Жизнь в лесу. С. 406; Thoreau H.D. Civil Disobedience and Other Essays. N.Y., 1993. Р. 49-50.

[10] Там же. С. 500; Торо Г.Д. Высшие законы. М., 2001. С. 343-344; Thoreau H.D. A Book of Quotations. N.Y., 2000. Р. 36-42.

[11] Алентьева Т.В. США накануне Гражданской войны: время и люди. Курск, 2003. С. 354-355.

[12] Our National Parks. Celebrating America’s Natural Splendor. N.Y., 2000. P. 9; Lowenthal D. George Perkins Marsh: Prophet of Conservation. Seattle, 2000.


/ Продолжение — часть 2/ часть 3/ часть 4/ окончание — часть 5/